Сергей Канаев и Евгений Васильев — о том, почему миллионы автомобилей ездят без ОСАГО

Оксана Галькевич: Последний час нашего прямого эфира. И мы переходим к обсуждению, можно сказать, наверное, самой народной темой нашего сегодняшнего четырехчасового.

Константин Чуриков: Даже пешеходы знают, о чем пойдет речь.

Оксана Галькевич: Речь пойдет об ОСАГО, о полисах ОСАГО. Друзья, выяснилось, что, оказывается, у нас в стране почти 14,2 млн. автолюбителей ездят на свой страх и риск по дорогам без всякого полиса. Очень интересно разобраться в этой проблеме. Почему есть регионы, где полисов продано больше, чем зарегистрировано автомобилей? Такая интересная история, например, в Севастополе, в Смоленской области, в Москве? На Камчатке обратная история, там без страховок ездит 82% автомобилей. В общем, хочется понять, почему так или иначе складывается ситуация в нашей стране. Это очень дорого, или, может быть, какие-то сложности в оформлении? Самые разные стороны этой проблемы будем рассматривать. У нас с вами почти час.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, вопрос к вам. Какие у вас проблемы возникают с полисом ОСАГО? Можете ли вы его купить свободно, или вас не устраивает его стоимость?

Оксана Галькевич: Цена.

Константин Чуриков: Или вас не устраивает качество оказываемых услуг? Обо всем об этом говорим в течение этого часа. Наш телефон – 8-800-222-00-14.

А теперь дадим слово экспертам. У нас в студии Сергей Канаев, руководитель «Федерации автовладельцев России». Здравствуйте.

Сергей Канаев: Добрый вечер.

Константин Чуриков: И Евгений Васильев, директор по методологии страхования «Российского союза автостраховщиков». Евгений Валерьевич, добрый вечер.

Евгений Васильев: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Прямо какая-то история, на самом деле, катастрофа по своим масштабам с этим полисом ОСАГО. Почему? Это впервые, на самом деле, просто так попало, знаете, как иногда бывает, журналисты обратили на что-то внимание, на эти 14 с лишним миллионов?

Константин Чуриков: Выдернули из контекста

Оксана Галькевич: Да. Может быть, на самом деле, это и не самая большая цифра? Может быть, в прежние годы бывало и больше?

Сергей Канаев: Во-первых, хотелось бы проверить цифры 14,2 млн., то есть кто давал эти данные. Это чья статистика? Раз.

Константин Чуриков: Сейчас сошлемся на статью. Это много где опубликовано, это абсолютно открытые данные.

Сергей Канаев: Но даже если цифры не настолько точны, проблема, действительно, существует. Она не высосана из пальца, и «Российский союз автостраховщиков» ее отлично знает.

С чем это связано? Мне кажется, в первую очередь это связано с тем, что в свое время в течение последних двух лет полисы ОСАГО невозможно было купить, и люди, отчаявшись, что очень высокая цена полиса – потому что цена полиса была практически вдвое выше, чем его номинальная стоимость.

Второе – это отсутствие выплат. То есть люди, отчаявшись, что страховые компании платят половину, они говорят: «Зачем нам тогда страховаться, если у меня за 15 лет не было ни одной аварии?».

И третья проблема – повышение стоимости полисов пропорционально обнищанию населения. Это тоже дало свои серьёзные результаты.

Константин Чуриков: Вы как считаете?

Евгений Васильев: Действительно, говорить о том, что часть автомобилей у нас не застраховано – это справедливо, но надо разбираться, какие причины. Если сравнивать количество зарегистрированных транспортных средств и количество проданных полисов, то никогда не будет 100% покрытия. У нас есть огромное количество транспортных средств, которые стоят на приколе, уже не ездят, в гаражах и так далее. Конечно, на них автовладельцы не покупают полисы ОСАГО, и, соответственно, они у нас попадают в те 14 млн., о которых идет речь.

Вторая категория, и об этом мы тоже трубили во все колокола – огромное количество поддельных полисов пошло. И здесь тоже может быть палка о двух концах. Человек, возможно, покупал полис, и даже платил за него деньги, причем, возможно, даже он платил за деньги нормальные деньги, сколько это должно стоить, не зная, что он покупает поддельный полис. А рынок сейчас наводнен огромным количеством подделок, которые приходят к нам из-за границы. Это то, что не печатает Гознак, и, к сожалению, зачастую это продается, заранее предупреждая автовладельца, что он покупает поддельный. Но есть случаи, мы о них знаем, когда люди покупают, платят нормальные деньги, и получают просто бумажку.

Оксана Галькевич: Подождите. А человек, получается, в такой ситуации совершенно беззащитен? Потому что когда сотрудник ДПС останавливает его и проверяет у него, он может это проверить, а сам человек, покупая, выяснить этого не может?

Евгений Васильев: Опять-таки, не совсем корректно так утверждать. Если сотрудник полиции проверяет просто визуально, то никто не отличит. Не отличит даже сотрудник страховой компании.

Константин Чуриков: Есть мастера, которые это так делают…

Евгений Васильев: Да, необходимо проводить дорогостоящие экспертизы на Гознаке, чтобы Гознак самостоятельно сказал, что он этот полис не выпускал. Но у нас в последнее время, уже несколько лет ведется база данных всех полисов ОСАГО в «РСА», и каждый автовладелец на сайте «РСА» может бесплатно и совершенно свободно проверить, заключен ли в отношении него этот полис. Такая проверка ничего не стоит, но рекомендуем всем автовладельцам проверить свои полисы, чтобы понимать, действительно, ли полис куплен на это транспортное средство, он настоящий, страховая компания занесла в базу данных.

Оксана Галькевич: Я почему спрашиваю, потому что за это ответственность определенная, правильно?

Евгений Васильев: Конечно.

Оксана Галькевич: Если вдруг выясняется, что у вас поддельный документ на руках, стало быть, какие-то могут быть последствия. Я уж не знаю, какие там. Что, штраф?

Евгений Васильев: Штраф за отсутствие полиса. Я просто не успел договорить. Дело все в том, что, кроме этого, полицейские вправе проверить наличие полиса, именно связавшись с базой данных АИС «РСА». Они по-разному сейчас это делают, но с нашей стороны предоставлен централизованный доступ всему ГИБДД, чтобы они это проверяли. И если будет проверка сделана таким образом, то, действительно, будет сразу выявлено, что полиса, на самом деле, не существует.

Константин Чуриков: Правильно ли я понимаю, это проверка уже постфактум, когда ты совершил покупку. Правильно?

Евгений Васильев: В данном случае да.

Константин Чуриков: Мой вопрос сводится к тому, что мы живем, кажется, в XXI веке, у нас уже есть биометрические паспорта, у нас все вроде в некоторых сферах по уму, а тут по уму мы не можем сделать так, чтобы ничьи права не ущемлялись. То есть ты сначала покупаешь кота в мешке, потом открываешь этот мешок, и дальше возможны любые сюрпризы. Как это все отрегулировать, чтобы было по-человечески?

Сергей Канаев: «Российский союз автостраховщиков» свое урегулирование придумали. Они поменяли страховку зеленую на красненькую, и они искренне верили, что это изменит ситуацию. Но сейчас мы понимаем, что ничего не поменялось. Прошло только время в течение месяца, пока красные полисы дошли до заграницы, где же их по новой печатают. И вряд ли это изменит ситуацию, если они даже придумают печатать желтенькие.

Вопрос в чем? Они сейчас даже для защиты придумали выдачу электронных полисов. Буквально недавно в феврале месяце мы пытались купить электронные полиса. Их тоже купить невозможно. Даже ведущие страховые компании предлагают купить страховой полис не у них, а в другой компании – так как по закону они обязаны предоставить альтернативу – вы можете купить свой страховой полис. Но невозможно застраховать автомобиль, если вы находитесь в другом регионе. Это все отлично знают. В «Российский союз автостраховщиков», я уверен, что приходят жалобы, тем более мы об этом пишем чуть ли не еженедельно в Центральный банк. Мы говорим: «Примите меры. Так невозможно. Вы удивляетесь, откуда поддельные полисы ОСАГО, мы вам говорим, откуда, а вы говорите: «Спасибо, вы свободны»». Так можно долго бороться, но, мне кажется, результата здесь не будет. То есть и у людей проблема. Никто не хочет оказаться на месте, когда вы купили полис, заплатили за него нормальные деньги, а он оказался поддельным. Я понимаю людей, которые покупают поддельные полиса. Те хотя бы осознанно, зная, что им все равно ничего не заплатят, им невозможно купить страховой полис, они говорят: «Да пошли вы все!». Купил поддельный полис и поехал, от сотрудника ГИБДД, потому что штраф у сотрудника ГИБДД 500-800 руб., а поддельный полис ОСАГО стоит 1-1,5-2 тыс. Человек говорит: «Зачем мне эти проблемы? Ладно, куплю поддельный полис ОСАГО да буду ездить спокойно».

Константин Чуриков: Ситуация с ОСАГО настолько общая вообще в целом по стране, но есть отдельные регионы, где проблема вышла просто на передний фронт борьбы, можно сказать.

Оксана Галькевич: Мы сейчас покажем сюжет из этого региона, но у нас, друзья, посекундно обновляется наш СМС-портал. Я просто хочу призвать наших телезрителей звонить также активно, и как-то беседовать с нами в прямом эфире, высказывать свое мнение по ситуации, может быть, рассказывать какие-то свои случаи, что у вас было с полисом ОСАГО, почему вы его купили или не купили. Звоните в прямом эфире, все совершенно бесплатно. А сейчас история из Бурятии.

Константин Чуриков: А сейчас история из Бурятии, где сотни жителей жалуются на как раз работу страховых компаний, как раз таки в связи с невозможностью приобрести ОСАГО и с прочими проблемами. Давайте посмотрим репортаж.

(СЮЖЕТ.)

Оксана Галькевич: Такая ситуация в отдельно взятом регионе. У нас на связи другой регион Оренбург. Давайте сразу послушаем нашего телезрителя Олега. Олег, здравствуйте.

— Здравствуйте. Я из Оренбурга звоню. Тут товарищ говорил, что это неправильные цифры, что немногие. У нас в Оренбурге многие ездят без страховки из-за того, что она очень-очень дорогая. А в офисах страховых компаний очень большие очереди. У меня 11 марта кончается страховка. Я пошел, и я был 154 на очереди. 10 человек в день они страхуют. Это мне надо полмесяца ждать.

Ладно, я пошел другим путем. С 1 января 2017 года они должны страховать электронные полиса. И с 6 марта я пытаюсь с ними добиться. Там вылезает одна и та же ошибка, это значит, что сайт не работает. Я забивал данные трех машин, и я не могу ничего из этого оформить. А они мне объясняют то одно, то другое, а ошибка одна и та же.

Константин Чуриков: Причем, возможно, злонамеренная ошибка. Или нет? Сейчас мы спросим. Спасибо, Олег.

— Да-да-да, это злонамеренная ошибка.

Константин Чуриков: Как прокомментируете, Евгений Валерьевич?

Евгений Васильев: Действительно, есть регионы, где проблема с доступностью. Основная проблема в том, что эти регионы сейчас имеют колоссальную, запредельную убыточность, и, естественно, страховые компании, как любые коммерческие организации, они вынуждены закрывать офисы, сокращать персонал, чтобы хоть как-то выживать в этих условиях, что приводит неминуемо к тому, что меньшее количество людей занимаются продажей полисов, соответственно, вырастают очереди.

Оксана Галькевич: То есть никакого злого умысла там в принципе вообще нет?

Евгений Васильев: Проблема-то, на самом деле, известна давно – проблема колоссальной убыточности этих регионов, которую необходимо решать. Решать ее тоже можно разными способами. Первый способ, который бы напрашивался – это просто повысить в этих регионах тарифы. Но вы прекрасно слышите, что население говорит…

Оксана Галькевич: Да если в Оренбурге еще повысить тарифы… Олег только что нам сказал, что «Очень дорого для нас».

Сергей Канаев: И все будут покупать поддельные полиса.

Оксана Галькевич: На самом деле, среднестатистическую стоимость ОСАГО можно сравнить со стоимостью минимальной оплаты труда, прожиточного минимума. Согласитесь, у нас народ не шибко богатый, давайте честно признаемся. Достать еще из кармана…

Евгений Васильев: Безусловно. Поэтому страховой рынок пытался найти вариант, как решить проблему этой запредельной убыточности в таких регионах без повышения тарифов. Основная задача заключалась в том, чтобы…

Краткое отступление. Появился целый бизнес. Он появился не во всей России, он появился в некоторых регионах, и это очень четко видно, обратите внимание. То есть не во всей России у нас есть проблемы с доступностью, и компании пытаются минимизировать свои убытки, хотя работают на всей России они абсолютно одинаково. Рынок заключается в том, чтобы не довести человека, который попал в ДТП, до страховой компании, и, используя всевозможные уловки, накручивая размер выплаты, штрафы, пени и так далее, получить эти деньги через суд. Здравый смысл показывает, что если бы была нормальная конкуренция, которая есть на любом другом рынке, страховые компании же разумные, они продавали бы полис в этих регионах. Понятно, что речь идет об элементарном. Мы уже проходили это по многим другим направлениям. Есть государственное регулирование тарифов и есть невыгодность работы в том регионе.

Константин Чуриков: В каком смысле страховые компании разумны, я уверен, нам еще зрители расскажут.

Оксана Галькевич: Вы хотели что-то добавить.

Сергей Канаев: Начиная о разумности, раз уж зашел разговор. Чем больше будут поднимать тарифы, тем больше будет поддельных полисов. Чем больше будут не платить пострадавшим, тем больше будет автоюристам. Это разумность. А вводить натуральное возмещение и верить в то, что это будет совершенствовать систему ОСАГО… Как же, такое благо для автовладельцев, а они, неразумные, не понимают? То, что творится на рынке страховых компаний сейчас – это саботаж в регионах, где исполнительная власть, именно руководители регионов говорят, что страховым компаниям в первом лице, что «По-вашему не будет. Вы подписались, взяли у людей деньги – платите, пожалуйста». И первые проблемы возникли как раз в тех регионах, где руководители регионов сказали всем подчиненным решить проблему, и внесли на рассмотрение, чтобы было обязательное и объективное рассмотрение в судебных инстанциях. А весь этот бизнес – это побочный эффект не оттого, что у нас на сегодняшний момент создалась такая возможность, а оттого, что страховые компании это долгие годы провоцировали. И они не верили: «А как же он так в одночасье сформировался?». Он не в одночасье, просто на сегодняшний момент некоторые главы регионов пошли по пути, чтобы эту проблему искоренить.

Константин Чуриков: Даю справку уважаемому собранию. Вы спросили по поводу происхождения цифры «14,2 млн. россиян ездят без полисов ОСАГО». Наши байкальские, иркутские коллеги «Байкал Daily» по данным Банка России о количестве заключенных в 2016 году договоров страхования, и данных МВД о количестве автотранспорта по субъектам Российской Федерации, составили такой рейтинг. Кстати говоря, интересно будет увидеть эти цифры, потом еще раз перепроверить, на эту тему поговорить.

У нас на связи Сергей из Нижегородской области. Сергей, здравствуйте.

— Здравствуйте. У меня такой вопрос по ОСАГО. Нынче я застраховал свою машину. Одна там сумма определений была написана в страховом полисе, а заплатил на две с лишним тысячи больше. Я не знаю, от чего это все происходит и как, но хочу еще что сказать? Я раньше по ОСАГО как страховался? Я больше 30 лет за рулем, ни разу не было, так сказать, ни аварий никаких. Были раньше скидки какие-то, то есть нет аварий…

Константин Чуриков: Да, бонус-малус это называется.

— Да. Были скидки. Сейчас никаких скидок нет, и получается как есть. Я не понимаю, от чего свет происходит – повышение, повышение, повышение. А льгот тем людям, которые не совершали аварий, никаких нет. От чего это происходит?

Константин Чуриков: Да, спасибо. Что за несправедливость?

Евгений Васильев: На самом деле, не могу согласиться. Дело все в том, что мы ежемесячно мониторим информацию в нашей базе данных, и все время бонус начисляется. То есть люди как бы продолжают получать. Причем система устроена именно таким образом, что подавляющее большинство постоянно уменьшает свой коэффициент КБМ (бонус-малус), и, соответственно, уменьшает размер премии.

Вопрос, связанный с доплатой, которую страхователь, видимо, совершил. Здесь надо в каждом конкретном случае разбираться, смотреть, какая была ситуация. Это могли быть предложены какие-то совместные дополнительные виды страхования, это могли быть услуги страхового брокера, который без очереди продает полисы, потому что в страховой компании это… То есть, скорее всего, за что-то была взята доплата, и надо смотреть, конкретно за что.

Константин Чуриков: Уважаемые гости, мне хочется разобраться. Поскольку у нас работу страховых компаний вроде как курирует Центробанк, но возникает ощущение, что вся эта деятельность страховых компаний находится на какой-то периферии зрения, где-то там далеко. Главное – это банки, главное – надзор за ними. У меня вопрос: вы представляете Российский союз автостраховщиков. Что это за объединение? Над чем вы работаете? То есть вы каким-то образом, скажем так, пытаетесь изменить наш мир к лучшему, и заставить вверенных вам автостраховщиков призвать к порядку?

Сергей Канаев: Константин, вы, правда, верите, что можно пчел заставить работать против меда?

Константин Чуриков: Нет, я спрашиваю. Мне просто интересно, что мне ответит Евгений Валерьевич.

Оксана Галькевич: А как же клиенториентированный бизнес, простите?

Сергей Канаев: Мы его видим 15 лет, к чему мы пришли, как раз очень хорошо.

Евгений Васильев: Что такое «РСА»? «РСА» – это некоммерческая организация, в которую входят все страховые компании, которые на сегодняшний день имеют лицензию по ОСАГО. У «РСА» много функций. Основные, которые на слуху – это мы платим компенсационные выплаты потерпевшим в случае, если отзывается лицензия у страховой компании, и ежегодно миллиарды денег мы… И, естественно, по всем тем… Мы ведем базу данных АИС «РСА», в которой содержится вся информация обо всех договорах страхования, обо всех убытках. Именно там считается КБМ по каждому водителю, и так далее. И, естественно, мы смотрим, как это все влияет, какая ситуация на рынке, и выступаем с теми или иными предложениями для того, чтобы ситуацию нормализовать, улучшить и так далее. Но все-таки я несколько слов, если позволите.

Дело все в том, что было сказано коллегой, что страховые компании… Действительно, какие вы видите механизмы, когда в конкретном регионе – я сейчас не помню на память статистику по Бурятии, – но, предположим, компании собирают 100 руб., а выплачивают 200 руб. Что вы видите в качестве способа нормализовать ситуацию, и сделать полисы ОСАГО в этом регионе доступными?

Сергей Канаев: Во-первых, я вижу, в чем причина того, что происходит, почему страховые компании собирают 100, а платят 200. Потому что люди перестают доверять страховым компаниям, и выход, соответственно, напрашивается автоматически. Повышение доверия к страховым компаниям – это и есть ключ к успеху. По-другому не будет. Это все иллюзии, которые… В данном случае, мы же понимаем, про «РСА» очень много мы сейчас услышали красивого. Но, по идее, это структура лоббистов, страховых компаний. Социальный бизнес? Какой социальный бизнес? Они говорят четко и прямо, что проблемы с КБМ, да, есть. Навязываем дополнительные услуги? Ну, так может быть. То есть нормально. Это социальный бизнес? Я не думаю, что это социальный бизнес. Поэтому вопрос, наверное, не ко мне, он к вам больше. Но, как мы это видим – мы считаем, что, в любом случае, у человека должна быть альтернатива выбора: ремонт или получение денежной компенсации. Но в данном случае с помощью ваших пресловутых свободных тарифов, к которым вы так рветесь – вы начните здесь со свободных тарифов. Заинтересуйте тарифами людей, кто хотят получить натуральное возмещение, ремонтом, чем получить денежную компенсацию. Все же в ваших руках.

Константин Чуриков: Программа повышения лояльности. А дальше клиенту, может, что еще надо застраховать?

Сергей Канаев: А уж на бедность, уважаемые господа страховщики, вы не жалуйтесь. По итогам 15 лет у вас в запасе 272 млрд. Этих денег вам хватит, даже если в течение двух лет все мы автовладельцы, все 60 млн. будем делать поддельные полисы. Поэтому начните, пока не поздно, пока у вас есть некая подушка. Не надо бежать как крысы с корабля, а начинайте уже работать, и делать это действительно во благо людей.

Евгений Васильев: На самом деле, я не услышал ничего практичного в этом, к сожалению. «У вас есть 270 млрд.». Как вы это посчитали? Вы посчитали, сколько компаний было на рынке ОСАГО в самом начале, и сколько их сейчас, сколько денег было выведено этими страховыми компаниями? Мы же это все опускаем, потому что об этом говорить неудобно.

И дело все в том, что вы сейчас говорите примерно следующую вещь. Произвести батон хлеба стоит 10 рублей, а заставляют продать по 5. Но вы продавайте, уважаемый, хлеб, потому что это социально, это необходимо. Вы не предлагаете, как решить эту проблему, а вы говорите: «Вы возьмите ее и начните продавать полисы ОСАГО». К сожалению, мы уже проходили по другим направлениям. У нас и бензин пытались регулировать, и социально значимые продукты пытались регулировать. Ни к чему хорошему это не привело. Но, безусловно, мы пытаемся, на самом деле, даже создавая те системы, которые мы создаем в рамках «РСА», когда большее количество компаний приходит в эти регионы, как вы говорите, очередь есть купить в той компании, в которой хочет страхователь, но полис другой компании могут продать без очереди. Учитывая, что «РСА» гарантирует выплаты всем, даже в том случае, если будет отзыв лицензии, мы сделали хоть что-то в этом направлении, чтобы очереди сократились.

Оксана Галькевич: Уважаемые друзья, давайте выслушаем мнение еще одного нашего телезрителя из Рязанской области. Сергей, здравствуйте. Слушаем вас.

— Добрый день. У меня такая ситуация. Я сам проживаю в Москве, в Рязанской области в Кадомском районе я купил автомобиль «УАЗ», стоит 50 тыс. руб. Когда приехал его страховать, поставить на учет, у меня запросили 11 тыс. руб. Я сразу перезвонил тому страхователю в Москве. Он говорит: «При всех ваших положительных моментах…»

Сергей Канаев: Скидках.

— «…если без аварий, у вас максимум 6 тыс. руб.». И причем Росгосстрах имеет монополию там – Кадомский район, реально. Просто непонятно. Я пытался что-то донести, говорю: «Ребята, вы посмотрите, у меня безаварийная езда и все прочее. Машина стоит 50 тыс. руб. Вы бете за страховку ОСАГО 11 тыс. руб. Я пенсионер, для меня эти деньги существенны. Почему такая разница, и почему я должен в Москве покупать полис, а не в Рязани?

Константин Чуриков: Хороший вопрос.

Евгений Васильев: Здесь добавить нечего, тоже надо смотреть каждую ситуацию конкретно. Но давайте теперь обратную сторону, а то меня назвали лоббистом.

Никоим образом не оправдываю все страховые компании. Действительно, страховые компании – это сильные финансовые институты, которые зачастую – такое, к сожалению, бывает – нарушают права наших автовладельцев и так далее. Я сейчас не хочу говорить про конкретные компании, боже упаси. Все-таки большинство компаний у нас добросовестные, я хочу в это верить, поэтому для таких случаев у нас есть механизмы влияния на страховые компании. В каких-то пределах на них может влиять «РСА», и «РСА» может написать жалобу. Мы проводим расследование всех таких жалоб. Если наших полномочий не хватает в таких случаях, то есть Банк России, который является регулятором, и он уже проводит расследование более серьезно, и у него более серьезные санкции к таким нерадивым страховым компаниям. Поэтому все механизмы существуют, ими просто надо пользоваться.

Оксана Галькевич: Телезрители интересуются, что же все-таки не так с электронным полисом ОСАГО, потому что этот вопрос как-то мы не прокомментировали. Нам звонил телезритель в прямой эфир.

Константин Чуриков: Сбой в работе сайта.

Оксана Галькевич: Мы, кстати говоря, как только эта система вступила в действие, начала работать, мы обсуждали в прямом эфире, к нам приходил представитель Центробанка, если я не ошибаюсь, но тогда это было самое начало, на старте, так скажем, работы этой системы, было очень много накладок, и казалось, что это временно, сейчас вот-вот отладится. А почему сейчас-то? Март уже, друзья.

Константин Чуриков: Если в двух словах. Как обманывают-то людей, простых граждан? Там же нужно при регистрации, при этой покупке ввести какие-то кодовые цифры, слова, которые должны прийти по СМС в течение какого-то срока, а они не приходят. Так повторяется история раз, два, три. Нас тупо разводят, извините за выражение.

Сергей Канаев: Или код неправильный, или вас отправляют, как я говорил, на сайт другой страховой компании, или изначально требуют у вас ввести данные, и если вы из другого региона, просто проблема – человек не может застраховать. Но электронный полис, вы же понимаете, страховщики как называют? Это токсичные регионы. А теперь токсичные регионы наравне со всеми могут оформить полис ОСАГО электронно. Кому это выгодно? Конечно, проблемы будут существовать.

Сейчас мы говорили о том, что существуют порядочные страховые компании. Не поверите, я тоже считаю, что есть порядочные страховые компании, которые действительно ведут диалог, работают с клиентами. Обвинять всех огульно мне бы тоже не хотелось. Но я говорю о том, что сформировалось на рынке ОСАГО, то, что изменить нужно. Потому что когда мы говорим о том, что… Конкретный вопрос: а что бы вы сделали в конкретной ситуации? В конкретной ситуации я бы не допускал это. Я сказал в самом начале. Зачем пить «Боржоми», когда у вас уже цирроз печени? Поздно, ребята. Сейчас уже нужно думать над другим – как сохранить авторитет. Но самое удивительное, что они не понимают…

Оксана Галькевич: Я просто к тому, что цирроз уже нажили. Надо думать, что делать с циррозом.

Сергей Канаев: Да. И они не понимают этого, что им говоришь: «Основное – доверие. Вы по-другому это не измените». Они говорят: «Ну, да, с этим есть проблемы, с этим есть проблемы. А что делать-то?». Представляете, такое ощущение, что в данном случае лоббистами страховых компаний должны выступать мы, и говорить им, что нужно сделать.

Константин Чуриков: Давать советы ресторану, как ему лучше готовить пиццу.

Сергей Канаев: Приходит клиент, и его спрашивают, что нужно сделать.

Оксана Галькевич: Подождите. Тут же еще другая ситуация. Регулятор же активно все-таки пытается вмешиваться, так или иначе, в эту ситуацию. Активно участвует в создании и отладке системы электронных полисов. Следили за тем и требовали, топали ногами, чтобы не навязывали дополнительные услуги при оформлении полисов ОСАГО. Вроде была такая кампания в определенный момент в средине прошлого года, если я не ошибаюсь.

Сергей Канаев: Была.

Оксана Галькевич: Топают ногами. Ну, что? Но не страшно. Получается, невыгодно работать по закону. По совести, по закону? Как? Ну, как?

Сергей Канаев: Невыгодно работать по закону. Смотрите, господа ведущие, сейчас у нас здесь представитель «РСА». По закону страховые компании должны 80% от собранной премии передавать на выплаты. Существуют определенные фонды неурегулированных, урегулированных убытков и так далее. Но по мнению страховых компаний, если они выплачивают 80% этой суммы, то их убыточность 100%. Это заявляет руководитель «РСА». Как можно заявлять, если так положено по закону? Вы, может быть, какое-то другое ОСАГО там придумали у себя, но в данном случае люди открыто заявляют об этом.

И что касается мегарегулятора. Мегарегулятор, действительно, хочется мне сказать положительные моменты. С КБМ, конечно, с тем валом, что было в прошлом году, более-менее наводится порядок. С навязыванием допуслуг – сомневаюсь. С отсутствием страховых полисов в определенных регионах тоже серьезные проблемы. Но, по крайней мере, частные проблемы сейчас, могу сказать, любому автовладельцу выгоднее решать через мегарегулятор. Мегарегулятор сделал специальное заявление, в которое человек только вводит свои данные, обращается, и проблема действительно решается.

Оксана Галькевич: Вы имеете в виду обратную связь на сайте Центробанка?

Сергей Канаев: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: Пишем жалобу, она получает регистрационный номер, вы получаете этот номер на электронную почту, и далее в рамках закона за определенный срок должны получить ответ?

Сергей Канаев: Хотя бы вопрос этот решается у мегарегулятора.

Константин Чуриков: Пусть это неправильно и системно, но работает.

Сергей Канаев: Это да, Константин, согласен.

Оксана Галькевич: Геннадий из Санкт-Петербурга. Давайте его тоже послушаем. Неужели и там проблемы? Геннадий, здравствуйте. У нас как-то в больших городах все-таки проще эти вопросы решаются. Разве нет, Геннадий?

— Да. Добрый день. Очень внимательно смотрю вашу передачу. Мое личное мнение к ОСАГО – это развели народ. Как получить? Если в больших городах, понятно, купить ОСАГО проблем нет. Пошел, заплатил сразу.

Но вот у меня возник страховой случай. Теперь получить от страховой компании свои деньги довольно проблематично. Приехал, оценку произвели, страховая компания сделала – денег не хватает, пришлось заплатить какие-то деньги. Сейчас звоню, говорю: «Когда машину мне сделаете?» – «Вот такая-то комплектация, там не докупили». Понимаете, как заплатить деньги – пожалуйста. Как получить свое и нормально сделанное – очень геморройно. Побегай, собери все справки, все сделай. Хотелось бы взаимности. Не так, что три недели сижу без машины – так неудобно, никуда не поехать. Взамен никаких машин не предоставляется, ничего. Просто, если хотите, надо нормальный взаимно сделать, а не просто так собирать деньги, а потом разгребать.

Константин Чуриков: А потом мы в домике. Да, спасибо большое, Геннадий.

Оксана Галькевич: Спасибо. Слушайте, у нас тут портал откровений, который обновляется каждую не то, что секунду, а наносекунду. Тут люди пишут: «Я три года езжу без ОСАГО. Пока не будет порядка, не буду ничего покупать». Кто-то год, кто-то два года. Кто-то говорит, что это так дорого, что даже странно. «Мне проще, простите, на дороге вопрос этот решить»

Сергей Канаев: Гораздо дешевле будет.

Оксана Галькевич: Есть ведь коррупционная, пардон, сост… Главное, что в очереди к этому сотруднику патрульной службы не надо стоять в течение трех дней, и допуслуга, она такая понятная.

Сергей Канаев: Человек же нам звонил. Мы же не сами придумали. Сегодня звонил. 154-й в очереди, 10 человек обслуживают. Нам говорят, что сокращают сотрудников. А чего тогда удивляться, что у нас поддельные полисы, что люди не хотят страховаться? Все же взаимосвязано. Мы же это слушаем.

Константин Чуриков: Хотят ли люди стоят в очереди? Не хотят.

Оксана Галькевич: Мне здесь непонятно. Мы описываем с вами барьеры, а они очевидны: где-то это очередь, где-то это неправильные допуслуги, где-то невозможно это сделать электронным образом. Все это понятно.

Непонятно, вот мы знаем, насколько мы терпеливы. Если нам надо, мы через гору пешком перейдем, дождемся, выстоим. Но непонятно, как… Даже все эти обходные пути, они, так или иначе, не работают. Периодически случаются такие случаи, что у людей просто нет другого выхода, кроме как попытаться фиктивно изобразить, что у тебя какой-то полис есть. Что делать-то в данном случае, вообще я не понимаю. Ну, нет у человека другой возможности. У него 11 марта заканчивается действие полиса ОСАГО, он до этого времени…

Сергей Канаев: С 6-го не может оформить.

Оксана Галькевич: … он не может его оформить ни электронным образом, ни обычным образом – 154-й, по 10 человек в день. Ничего он не может сделать. Выхода нет.

Константин Чуриков: Евгений Валерьевич, вопрос к вам. Что помимо повышения стоимости полиса вы предлагаете?

Евгений Васильев: Как раз повышение стоимости полиса мы пока не предлагаем. Здесь хотел бы сразу это подчеркнуть. Мы действительно предлагаем начать бороться с тем бизнесом, который сейчас выводит достаточно большие деньги из системы ОСАГО. Это измеряется десятками миллиардов рублей. И эти деньги пустить на выплаты потерпевшим через натуральный ремонт. Это тот законопроект, который сейчас правительство готовит, поручение подготовить который дал наш президент. Соответственно, сейчас он готовится. Надеемся, что он будет принят. Мы пока не знаем, как он отработает, и насколько он будет эффективен в решении этих проблем, но у нас задача именно такая: не с населения взять эти дополнительные деньги, которые будут направлены на получение возмещения, а просто те люди, которым эти деньги не предназначаются – скажем обще, – эти деньги не получали, а все направлялось населению.

Константин Чуриков: Важное уточнение. Те люди, которым, как вы говорите, эти деньги не предназначаются, то есть те, кто, грубо говоря, крадет деньги, России – это кто? Это продавцы поддельных полисов? Это автоюристы? Кто?

Евгений Васильев: ? Не люблю слово автоюристы, потому что, опять-таки, возвращаюсь к тому, что страховые компании, действительно, иногда ведут себя некорректно, в том числе иногда занижают выплаты. Безусловно, здесь должен быть механизм, который позволит автовладельцу защитить себя и вернуть те деньги, которые ему причитаются. Речь сейчас идет о том, что огромное количество убытков даже не доходит до страховых компаний, то есть страховые компании не могут даже попытаться нарушить тот закон, который им приписывают нарушения. Хотя бы заплатить мало, но хотя бы дать возможность заплатить. Скорее, об этом сейчас речь. Когда колоссальное количество… Сегодня называлась Камчатка. Есть информация о том, что 90% всех выплат, которые осуществляются по ОСАГО, на Камчатке идут через суд, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Очевидно, как заинтересовать страховую компанию?

Там говорится, что хорошо начали работать регионы. Что хорошего?

Давайте еще один момент в сторону. Действительно, у ОСАГО есть огромная проблема, которая приводит к тому, что если сейчас…

Обратите внимание на звонки. На самом деле, никто не позвонил, не сказал, что все хорошо.

Константин Чуриков: Да. «Здравствуйте. Спасибо вам за ОСАГО!»

Евгений Васильев: Называется «износ». У нас по закону выплата осуществляется с учетом износа. О чем это говорит? О том, что 100% потерпевших, которые получили какие-то деньги в качестве страховой выплаты, им этих денег не хватит на ремонт. Это просто надо понимать. Это заложено изначально в законе, такая ситуация.

Оксана Галькевич: Но конкретно этой суммы, естественно, не хватит. Но там ведь это считается несколько хитрее, согласитесь. Есть люди, которые безаварийно годами просто платят и не тратят.

Евгений Васильев: Сейчас не об этом речь. Когда человек ездит безаварийно, у него каждый год снижается размер страховой премии – это нормально, это мировой опыт. Я сейчас говорю, именно когда необходимо эти денежные средства получить. И любой нормальный автовладелец рассчитывает на то, что полученных денежных средств ему будет достаточно на то, чтобы отремонтировать. Это не так. Недостаточно будет, к сожалению, этих денежных средств. И пытаясь сейчас, чтобы приняли закон о том, что будет натуральный ремонт… А я подчеркиваю, там не будет учитываться износ, то есть потерпевшего будут направлять на станцию технического обслуживания, и он будет получать отремонтированный автомобиль без копейки доплаты. Может быть, это и будет тем разворотом, когда население начнет понимать, что, действительно, можно получить выплату, и не осуществить ни копейки доплаты. Но и здесь тоже, на самом деле…

Константин Чуриков: То есть предоставить автомобилисту качественный ремонт, когда у него нет претензий, и он просто звонит на «ОТР» потом и благодарит вас?

Евгений Васильев: Доживем, возможно, и до этих времен.

Есть добровольное страхование КАСКО. Понимаю, что, может быть, не совсем корректное сравнение, но, тем не менее, жалоб же нет.

Константин Чуриков: Про КАСКО у нас будет, наверное, отдельная программа для самой богатой аудитории, но жалобы там тоже наверняка будут.

Евгений Васильев: Они есть, но в количественном сравнении… Вы тоже говорите, что есть жалобы на электронный полис. Конечно, есть. Наверное, в первые периоды, месяцы, когда страховые компании запускались, их было больше. Сейчас их, наверное, потихонечку уменьшается, но не в количественном, в процентном отношении. Но надо утверждать, что у нас за первые 2 месяца больше 300 или 400 тыс. электронных полисов по России все-таки было продано. Да, понятно, какие-то проблемы, безусловно, есть, и они, наверное, будут и дальше.

Константин Чуриков: Сергей Владимирович, вы хотели прокомментировать.

Сергей Канаев: Смотрите, мы каждый раз обсуждаем и говорим: «У нас одна проблема». А мне кажется, куда ни коснись в ОСАГО, кругом одни проблемы, такой клубок уже. Не хочется в данном случае, чтобы конкретный представитель «РСА» отдувался за все страховые компании, потому что у каждой страховой компании свои предпочтения, как ободрать народ, и при этом не заплатить. Насколько некорректно говорить, что 90% выплат через суд. Но вы не будете платить 100% – и 100% людей в суд пойдет. А когда говорят об автоюристах… Ведь мы же, когда обсуждали, так не хотели уже здесь представители «РСА» называть их мошенниками, а так, они их откровенно называют. То есть часть судебной системы – автоюристы, – это, по их мнению, мошенники. У них предложение: «Давайте их закроем, давайте их уберем». Но у нас на страховом рынке сколько мошенничеств? Может быть, тоже уберем страховой рынок, или хотя бы обязательность его уберем?

Оксана Галькевич: Подождите.

Сергей Канаев: Оксана, я к тому, что это некорректное сравнение.

Оксана Галькевич: Я понимаю.

Сергей Канаев: А не манипуляция такими цифрами: «Вот мы вам предлагаем ремонт». Ремонт, который нельзя проверить? А зачем он нужен автовладельцу? Вы не выбираете ни СТО, вам никто не гарантирует. Вам говорят так: «Вы можете рассмотреть автомобиль визуально». Вы даже не являетесь заказчиком, заказчиком у СТО является страховая компания. И вы должны подписать акт. И у вас на все про все есть полгода гарантии. А дальше как хотите, так и разбирайтесь. Извините, какой нормальный человек подпишется под это? Человек действительно готов к тому, чтобы ему отремонтировали автомобиль, но если так все хорошо, то почему выбор-то человеку не оставить, или не ввести это для всех? Они же не вводят для юридических лиц. Вы знаете об этом? Для юридических эта система не подразумевает такого, только для физических лиц.

Константин Чуриков: Две идеи у наших зрителей. Краснодарский край предлагает выгнать бизнес и отдать ОСАГО ФГУПам.

Ростовская область: «Пустите на рынок ОСАГО немецких автостраховщиков».

Оксана Галькевич: Давайте послушаем Игоря из Самары. У нас два звонка в очереди. Игорь, здравствуйте.

— Здравствуйте. Мы как-то полисы еще решаем, приобретаем, и с допами как-то решаем, потому что можно потом вернуть, но самая главная проблема возникает, когда у нас такой случай происходит ОСАГО. И вот мы сидим в очереди пять часов. Это компания конкретно Росгосстрах. И потом, когда мы получаем выплаты, очень как-то мы сожалеем, что обращаемся вообще, и что это ОСАГО существует.

Константин Чуриков: Что пять часов сидели в очереди.

— По-моему, это получается как бы афера в государственном масштабе. Потому что страховая компания при начислении этих денег ориентируется на таблицы, которые разрабатывают «РСА», а на самом деле там стоимость запчастей – не знаю, откуда они это берут, – она получается в моем конкретном случае в 2,5 раза дешевле, чем стоит эта запчасть минимально у нас в регионе. Это как сказать?

Константин Чуриков: Какой-то заведомый обман, да?

— Да. Оригинальная запчасть. Получается, есть либо оригинальные по разной цене, либо вообще самые дешевые какие-то. Откуда они берут эти цены – это первый вопрос.

И во-вторых, вы сейчас говорите про ремонт. Мне тоже предлагали ремонт. Я потом звонил в эту фирму. Я говорю: «А как вы будете, если не найдете запчасть на эту сумму, которую страховая мне начислила? Вы обратитесь, они вам доплатят?». Они сказали: «Нет, мы вам будем искать запчасть именно на ту сумму, которую вам начислила страховая». И получается, нам поставят туда не знаю что.

Насколько я знаю, даже производители автомобилей должны одобрить автокомпонент, разрешить его устанавливать на свои автомобили, чтобы он обеспечивал безопасность и все остальное. Вот такие у меня вопросы.

Константин Чуриков: Спасибо, Игорь. То есть людям просто после этого страшно садиться за этот автомобиль, особенно если это что-то такое, не связанное с красотой.

Сергей Канаев: Константин, людям, знаете, больше всего, что страшно? Судя по тому, как они платят, люди представляют, как они будут ремонтировать. В конечном итоге, сейчас человек на что жаловался? У нас получилась такая ситуация, когда единая методика, созданная для расчетов, регулируется, администрируется, контролируется самим «Российским союзом автостраховщиков». В народе знаете как называется? Доверить волкам пасти стадо овец. Примерно то же самое.

Константин Чуриков: В огород пустить, да, кое-кого.

Оксана Галькевич: Хотела послушать пастухов, может быть.

Константин Чуриков: Вы хотели прокомментировать по поводу немецких автостраховщиков.

Сергей Канаев: Нет, первый вопрос был.

Константин Чуриков: Отдать ФГУПам.

Сергей Канаев: Наше предложение 2012 года, когда мы предложили создать специальный фонд при Центральном банке, который забирает сразу все выплаты, все страховые премии, перечисляет страховым компаниям 20%. Все остальное (80%) остается в этом фонде, он не уходит ни в какую прибыль, и это действительно формируется целый фонд на многие годы. То есть по принципу Пенсионного фонда, то есть чтобы это был единый пул, где хранились все деньги. И тогда уж, если действительно не хватает, у нас есть статистика, у нас есть государственные органы, и тогда хотя бы у людей будет понимание.

И второе предложение, когда мы говорим о том, что страховать автомобили, у нас с самого начала, с 2002 года было предложение, чтобы страховать не автомобили, а все-таки владельцев. Человеку предоставить…

Оксана Галькевич: Нам об этом тоже пишут люди, почему привязано к автомобилю, а не…

Сергей Канаев: Там очень много вопросов. Я догадываюсь, Оксана. Мы их сотнями получаем ежемесячно. Почему не предоставить такую возможность? Говорят: «Нет такой мировой практики». Но у нас, на самом деле, ОСАГО – это обязательное страхование гражданской ответственности. Как мощность автомобиля влияет на гражданскую ответственность?

Константин Чуриков: У автомобиля нет никакой гражданской ответственности.

Оксана Галькевич: Да. Кто гражданин: автомобиль или водитель?

Сергей Канаев: Да. То есть, по мнению страховщиков, гражданская ответственность больше, чем больше лошадиных сил.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем Алексея из Курска. Алексей, здравствуйте.

— Добрый вечер. Я являюсь автолюбителем уже давно, и я застал первые годы, когда появилось ОСАГО, и хорошо припоминаю, как когда приезжаешь на техосмотр в ГИБДД, тебя окружает куча менеджеров от страховых компаний, и все хотят предложить свои услуги. Значит, тогда это было не таким убыточным.

Что происходит теперь? В настоящее время в страховых компаниях сидит куча менеджеров, но по ОСАГО принимает всего лишь один, все остальные там – 7-10 человек – принимают так называемых VIP-клиентов.

Константин Чуриков: Квартиру застраховать, жизнь.

— Да. Квартиру, ОСАГО, жизнь. Уже люди смеются, говорят: «Мне осталось только попугая застраховать, потому что у меня пять транспортных средств в бизнесе».

Константин Чуриков: А попугая чего страховать? Он долго живет, он нас всех переживет.

— Да-да-да. И постоянно пытаются навязать услуги. И если ты хочешь застраховаться без очереди, то ты сразу же превращаешься в VIP-клиента, страхуешь свою квартиру и покупаешь ОСАГО, пожалуйста, прямо без очереди. А очередь – не все же люди могут позволить себе выбросить на каждый автомобиль, даже если у него несколько автомобилей – 2-3 тыс., заплатить лишних. Поэтому, собственно говоря, люди стоят в очереди. За день, молодой человек уже звонил и говорил, могут принимать 6-7 клиентов.

Константин Чуриков: Такая итальянская забастовка получается.

— Да. Насколько я помню, на моей памяти мне полис ОСАГО оформляли 5-15 минут, и я спокойно уходил. Теперь это длится 40-60 минут. Зачем-то выходят, фотографируют автомобиль при ОСАГО, причем выходят вдвоем под ручку.

Про страховую компанию «ОСК» хочу сказать. Каждый поход каждый год при покупке полиса ОСАГО превращается в обход всех страховых компаний, оценки там очереди, а там двое, трое суток, а то люди и неделю. Если записаться заранее в очередь, например, через страховую компанию…

Константин Чуриков: К сожалению, на самом интересном месте у нас начинает сбоить связь с вами. Спасибо.

Оксана Галькевич: На самом деле, тут есть и ваша поддержка тоже – сообщения от наших телезрителей. Кто-то говорит: «А что вы действительно хотели? Это все как с профсоюзными путевками. За 10% стоимости услуги нормального сервиса получить невозможно». Кто-то пишет, что вполне спокойно оформляет себе ОСАГО в своем регионе. Челябинская область пишет: «Вообще не понимаю, какие у вас проблемы».

Константин Чуриков: У нас очень мало времени, и нужно уже подводить итоги.

Оксана Галькевич: У нас есть опрос наших телезрителей в некоторых городах. Возникали ли у них сложности по оформлению ОСАГО? Давайте посмотрим.

(ОПРОС.)

Константин Чуриков: Как вы считаете, сколько лет, десятилетий должно пройти, чтобы ситуация изменилась к лучшему? Ваше мнение.

Евгений Васильев: Я боюсь, что десятилетие просто рынок не выживет, поэтому или ситуация нормализуется в ближайший год, или могут быть какие-то, действительно, совсем другие решения, которые просто не позволят рынку существовать.

Сергей Канаев: Я считаю, должна быть политическая воля президента, чтобы не только натуральный ремонт, как мне кажется, а все-таки чтобы рынок ОСАГО и страхования заработал, и действительно удовлетворял потребителей.

Константин Чуриков: Спасибо гостям.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: В студии у нас были Сергей Канаев, руководитель «Федерации автовладельцев России», и Евгений Васильев, директор по методологии страхования «Российского союза автостраховщиков». И, конечно, спасибо зрителям.

Источник: https://otr-online.ru/programmi/segodnya-v-rossii-27580/osago-v-rossii-66250.html

Комментирование и размещение ссылок запрещено.